Феодосия. Любимица солнца

Этот город существует двадцать пять веков. Такие «новостройки», как Самарканд, Бухара,
Херсонес. Феодосии в «дети» годятся. Время и правители изменяли облик и имя города. Генуэзцы называли его Кафой, турки – Кучук-Стамбулом (малым Стамбулом). Город пережил сотни боев и осад, но вновь и вновь возрождался. Веками неизменным оставались небо, море и разноязыкий говор матросов в порту…

Свидетели величья

На запале нал самым Феодосийским заливом возвышаются башни Климента и Криско. Спустимся к ним. Это — почти все, что осталось от мощнейшей генуэзской крепости XIV века.

Ровесникам твердыни — красивейшим армянским храмам XIV-XV веков — повезло больше. Само время отступило перед их величавой невозмутимостью.

От залива на юг ведут три самые древние улицы. местные жители их называют одним словом — «Карантин». В V веке до нашей эры здесь располагался центр античного полиса, а в XIX веке — постройки, в которых мусульманские паломники ожидали отправления в Мекку и Медину. Городскую цитадель легко найти, ориентируясь на массивный силуэт башни св. Константина (1382 гол)- самой знаменитой из сохранившихся в Феодосии башен.

Волна и парус

Помните, как в детстве мы завороженно замирали, глядя на репродукцию картины «Девятый вал»? Именно в этом городе родился и вырос Айвазовский, живописец, сумевший понять душу волн. Не упустите возможность увидеть оригинал этого и других полотен: их в Феодосийской галерее более 400.

Будучи одним из самых богатых художников России, Айвазовский немало сделал для родного города. На его деньги были построены здания картинной галереи и археологического музея. Благодаря ему появился действующий доныне фонтан и изменился облик старого порта. Айвазовский похоронен во дворе армянской церкви св. Сергия.

Судьба А. Грина была не так безоблачна. Он никогда не был богат, но сегодня его музей — место паломничества тех, чье сердце хоть когда-то задел звездный холодок «ветра несбывшегося». Маленький домик на Галерей!юй улице, охрипший голос старой шарманки. В этих аскетично белых стенах рождался «Блистающий мир», убегала по волнам мечты легкая, как юность. Фрези Грант. И становится понятно: не будь этих солнечных феодосийских улиц, мечтательница Ассоль никогда бы не дождалась своих алых парусов. И каждому, кто когда-то зачитывался произведениями Грина, захочется измерить шагами улицу Корабельную, постоять на Сиренной, послушать грохот якорных цепей в порту и вдохнуть горький запах просмоленных канатов…

Солнце, воздух и вода…

Желающих ждут все пляжные удовольствия: осами жужжат водные мотоциклы, яркими красками сияют треугольные паруса серфинтов. Пляжи Феодосии не хуже чем пляжи Европы. Бирюзовую морскую гладь бороздят легкие белые катера. А в небесной синеве парят пара-планеристы. Можно заняться дайвингом. а можно подняться в небо на воздушном шаре (удовольствие, увы, не из дешевых).

Прокоментировать

You must be logged in to post a comment.