Норвегия: горная сказка

Когда трясешься по ухабистой дороге на подъезде к долине Вальдаль, ожидаешь увидеть палаточный городок, но никак не отель Juvet Landscape. В излучине реки Вальдёла стоят посреди березняка семь дизайнерских деревянных бунгало, поразительно гармонирующих с ландшафтом.

Кнут Слиннинг ждет гостей у входа в дом. Бывший торговец недвижимостью похож на туриста (ранее проводил экскурсии по Турции): загорелый, жилистый. Ему 65, но выглядит он лет на двадцать моложе. «В это место я влюбился 25 лет назад»,— говорит он и показывает на реку со скалистыми островками. Перед ней простирается луг, а за ней высятся горы. С первого взгляда понятно, чем его заворожил этот пейзаж. Тем более что на закате в лучах низко висящего солнца он кажется еще волшебнее.

«Сначала я купил себе коттедж на холме», — рассказывает Кнут. Пять лет назад, когда он приобрел еще и фермерский дом, у него возникла идея создать отель. «Я никогда не занимался гостиничным бизнесом, — говорит он. — Но иногда нужна безграничная наивность, чтобы воплотить идею в жизнь».

В бунгало пахнет дровами. Пол застелен темным ковром, в нише стоит кровать, еще есть стол с лампой и дизайнерское кресло. «Я сделал все это своими руками, когда мне надоело ночевать в палатке», — объясняет он. Достаточно взглянуть в огромные окна, чтобы понять, что он имеет в виду. Здесь, не выходя из дома, чувствуешь себя посреди природы.

Скалы с мхами, заросли папоротника, растрепанные березы и бурлящая река кажутся такими близкими, такими осязаемыми и вместе с тем эфемерными, как «живые» компьютерные обои с лесным пейзажем. Тот, кому посчастливится остановиться здесь на ночлег, проснется утром в полной тишине. И первым, что он увидит, будут капли на листьях, росистые луга и клубы облаков, скопившихся между горами.

Небо в Норвегии редко бывает голубым и ясным. Но благодаря этому создаются поразительные природные спецэффекты. В лучах света, падающих под самым неожиданным углом, водная гладь фьордов как по мановению волшебной палочки превращается в горячий шоколад. И может показаться, что сквозь нагромождения облаков брезжит где-то вдали финальная сцена «Гибели богов» Вагнера.

Начинается короткий ливень. За считанные минуты склоны гор покрывает извилистая сеть ручьев, придавая им сходство с картой норвежских фьордов.

В верховьях фьорда Гейрангер, который многие считают самым красивым в Норвегии, у его левой излучины на краю Орлиной дороги повисло над обрывом еще одно творение архитекторов. Обзорная площадка «Орнесвинген» представляет собой бетонную платформу, с которой стекает и низвергается в пропасть горный ручей. Отсюда видны правая излучина фьорда и его конец, где на рейде поселка Гейрангер стоят на якоре три круизных судна. Череда туннелей ведет отсюда к фьорду Утвик и городку под названием Стрюн.

Здесь вдоль берегов реки и фьорда выстроились в ряд пестрые домики, бары и магазины. В Стрюне родились Педер Бёрресен и Симен Стольнаке, создатели норвежского бренда модной одежды Moods of Norway. Симен какое-то время жил на Гавайях, Педер в Австралии. Теперь оба поселились в Осло. Но время от времени возвращаются в Стрюн, где пять лет назад открыли свой первый «ультрамодный» бутик. «За границей мы поняли, что Норвегия очень экзотическая страна», — говорит Педер. И без слов ясно, что они имеют в виду и себя самих, и свою моду — броскую, пеструю, вдохновленную красотами фьордов. В их последней коллекции есть и мужские костюмы в цветочек, похожие на цветущие луга, и пуховики, напоминающие клубы облаков, и шерстяные платья, бело-голубые, как ледники. Это одежда не просто копирует пейзажи, она создана именно для жизни среди этой природы.

«Норвегию мало знают в мире», — говорит Педер. Сами они стремятся пропагандировать культуру своей страны. И для этого привносят в свои модели «национальный дух»: украшают рукава рубашек серийными номерами трактора, изображают схему движений народного норвежского танца на обувных стельках и бабушкины рецепты приготовления вафель на футболках. Да и сами они — воплощение норвежского колорита: два ухмыляющихся тридцатилетних чудака, в одежде собственного дизайна, с блестящими золотыми часами, в ярко-синих рубашках и розовых свитерах. Впрочем, внешность обманчива. Эти весельчаки управляют успешной международной компанией с филиалами в Швеции и США. Но для них главное не это. «Мы хотим, чтобы наша одежда вдохновляла людей на то, чтобы приехать в Норвегию», — говорит Симен.

В Норвегии почти каждая узкая горная дорога продублирована туннелями. Самый длинный из них — 24,5-километровый туннель между Лердалом и Эурландом. Оттуда рукой подать до Эйдфьорда, где как раз строится еще более дорогое сооружение — вантовый мост через фьорд Хардангер. Вершины его береговых пилонов теряются в тумане. Эти 186-метровые опоры будут самой высокой конструкцией в стране. А сам мост длиной 1380 метров станет одним из самых больших в мире.

Норвегия — очень фотогеничная страна. Это знает Метте Тронволь, фотохудожница, живущая на горном плато Хардангервидда.

Дорога на плато петляет среди каменных глыб. Короткая передышка у водопада Вёрингфосс высотой 182 метра. Уже проглядывают округлые, отшлифованные ветром горные вершины. Низко стелятся облака. На берегу озера лежат красные гребные лодки. Идеальная картинка для обложки скандинавского детектива.

Тронволь родилась в Тронхейме, семнадцать лет прожила в Нью-Йорке и Берлине, год назад вернулась на родину, чтобы снимать норвежские пейзажи. Она живет в маленьком домике у реки, на краю поляны, где в утреннем тумане собираются лоси. «Здесь прямо с порога попадаешь в дикую природу, это заряжает энергией», — говорит она, пока мы взбираемся по склону через заросли карликовых кустарников, брусники и травы.

Пожив за границей, Тронволь критически оценивает ситуацию на родине. «Одних нефтедолларов мало», — говорит она.

«Норвежцы сильно продвинулись в науке и технике, но культура — не их конек». Трудное восхождение продолжается. Стоит добраться до вершины, как за ней обнаруживается следующий подъем. «Меня интересуют не горные вершины или водопады. Камера вообще-то зорче глаза. Но, чтобы найти неизведанные укромные уголки, нужно хорошо знать местность». Под ногами чавкает мох. И Тронволь говорит, с трудом переводя дыхание: «Я хочу прочувствовать эту природу, только тогда я смогу ее отобразить».

Наконец мы достигаем самой вершины. Может быть, здесь есть точки и повыше. Но на таких просторах это уже неважно. «Природа — это душа Норвегии», — говорит Метте Тронволь. Стоя здесь, с ней невозможно не согласиться.

Прокоментировать

You must be logged in to post a comment.