Пунктирная линия памяти

Чем дальше в лес — тем больше интересного. Отклонившись от известных туристических маршрутов, подчас можно обнаружить забытые свидетельства минувших эпох — ничуть не менее занятные, чем растиражированные в путеводителях достопримечательности.

Причины такого забвения могут быть самые разные. Одним памятникам не повезло с географией — у тех из них, что расположены вдали от торных дорог, не слишком много шансов на популярность. Другие «некрасивы» на взгляд зевак с фотоаппаратами — не блещут золотом куполов, не поражают воображение ритмом колоннад. А третьи и вовсе хранят память о тех страницах прошлого, которые хочется перелистнуть, не читая. Сохранившиеся в лесах Ленинградской области остатки так называемой линии Маннергейма — тот случай, когда совместились все три причины. Раскиданные вдоль старой финской границы заброшенные бетонные доты и другие оборонные ухищрения, имеющие вид по-военному суровый и незамысловатый, — свидетели Зимней войны 1939-1940 годов, к которой в нашей стране до сих пор нет однозначного отношения. Эта война так и осталась для нас невыученным историческим уроком.

Чтобы найти в лесах Карельского перешейка финские доты и «драконьи зубы» — шахматные ряды противотанковых валунов, нам пришлось вжиться в роль отправленных на линию фронта разведчиков. Сведения, добытые за двое суток интернет-серфинга, были явно недостаточны. На современных картах финские доты не обозначены, схемы,    вывешенные энтузиастами в глобальной сети, слишком условны, да и имевшаяся у нас весьма подробная финская полевая карта не сильно помогла: указанные на ней населенные пункты ныне либо переименованы, либо вовсе прекратили существование. Определив лишь примерно район поиска, мы двинулись в путь — положась на скупые сведения, полученные у местных жителей, собственную интуицию, зоркий глаз и мощность автомобиля.

Продраться сквозь лес пешком можно даже не пытаться: кругом болота и привязчивые кровососущие насекомые. Для такого путешествия нужен автомобиль — полноприводный внедорожник. Для нас помощником стал практически наш тезка—Land Rover Discovery 4.

Линия Маннергейма — комплекс оборонительных сооружений, разрезавший поперек Карельский перешеек — от побережья Финского залива до Ладоги. 18 узлов обороны, отстоящих друг от друга порой на десяток километров (отчего линию хочется назвать пунктирной), — и еще 10 дополнительно прикрывающих дорогу на Выборг в ближайшем тылу. Название линии — не более чем устоявшееся журналистское клише. Его придумал сын бывшего адъютанта Маннергейма Норма Галлен-Каллела, сопровождавший иностранных корреспондентов вдоль укреплений в декабре 1939 года, — по аналогии с французской линией Мажино и германской линией Зигфрида.

Сам маршал Маннергейм считал линию имени себя мифом. «Прорыв русских, по их словам, явился подвигом, равного которому не было в истории всех войн. В действительности у линии отсутствовала глубина, а ее прочность явилась результатом стойкости наших солдат, а никак не результатом крепости сооружений», — писал он. Фактически Карл Густав Маннергейм имел отношение к постройке только последней очереди линии. По распоряжению маршала, возглавившего в конце 1930-х Совет обороны Финляндии, в 1938-1939 годах, уже накануне войны, были возведены семь «миллионных» (каждый стоимостью в миллион финских марок) дотов — многоярусных казематов из хорошо армированного бетона и каменных валунов. Остальные были построены еще в 1920-е, и их логичнее называть «линией Энкеля» — в честь Оскара Эн-келя, начальника финского генштаба того времени.

Маннергейм — genius loci этих мест. Народное сознание склонно связывать с его именем не только военные укрепления, но и гражданские постройки. Например, так называемую «дачу Маннергейма» в Терийоки, нынешнем Зеленогорске. Мы повернули сюда, на берег Финского залива, по дороге к линии укреплений. Черепичная крыша, львиные морды, изящные белые колонны, домашний фонтан — есть где разгуляться воображению. Местные считают этот небольшой двухэтажный домик эпохи модерна загородной резиденцией Густава Маннергейма. Но факты опровергают эту красивую версию: настоящим владельцем особняка был, согласно найденной в архиве города Миккели купчей, губернский секретарь Иван Новиков, купивший этот участок земли у Терийокского пивзавода.

Знакомство с самой линией Маннергейма нужно начинать с одной из двух узловых локаций, в которых остатки оборонительной полосы сосредоточены плотнее всего. Одна из них расположена на ладожском побережье, на мысу Коккуниеми, между деревнями Громове и Соловьёво и городом Приозёрском, а другая — в том месте, где линия пересекает Выборгское шоссе. Точнее — в нескольких километрах к северу от поселка Каменка по трассе А-125. Мы решили избрать вторую — и не ошиблись, обнаружив там не только заброшенные доты, но и другие объекты, хранящие память о забытой войне.

Обитатели Каменки и Полян, поселка недалеко от нее, назвали единственный ориентир: «Езжайте на север от Каменки и увидите памятник». Сколько ехать до него — не ясно, с какой стороны от дороги искать — мнения разошлись: то ли справа, то ли слева. Как оказалось, правы были все. На обочинах красовались два поставленных друг напротив друга памятника; оба — над братскими могилами погибших здесь советских солдат. Один — стена с гипсовым барельефом, изображающим коленопреклоненного танкиста со знаменем. Другой — строгий пилон, украшенный зеленым венком и фотокарточкой красноармейца Геннадия Семёнова, превратившей коллективное захоронение в знак личной памяти.

Проехав еще километров пять к северу, с правой стороны трассы мы увидели малозаметный указатель на финском языке. Он приглашает повернуть вправо — и по ухабистой просеке (вот где нам пригодилась функция увеличения клиренса нажатием кнопки в салоне!) отправиться к еще одному братскому захоронению, на сей раз финскому. Оно еще скромнее, чем советские: на поляне стоит невысокая гранитная стела. Место напоминает монумент погибшим в фашистском концлагере в латвийском Саласпилсе. Хотя из общего у них — разве что цвет камня.

Первый дот мы обнаружили, вернувшись на трассу и проехав по ней еще пару километров, — почти случайно, увидев в правом окне проглядывающую сквозь сосняк бетонную глыбу, оказавшуюся дотом Sk-16, шестнадцатым огневым гнездом узла обороны Суммакюля. Чтобы подобраться к нему поближе, пришлось лавировать между камнями, положившись на данные с камер, расположенных под бамперами, — без них автомобилю с почти пятиметровым кузовом этот лесной слалом дался бы нелегко. Даже в полуразрушенном состоянии дот производит мощное впечатление. Надземная часть в два человеческих роста, усаженная сверху остриями арматуры и поросшая бледным северным мхом. Зияющий провал сырого лаза вниз, в заваленное камнями нутро укрепления. На той стене, что обращена в сторону Финляндии, финская надпись белой масляной краской, призывающая помнить о погибших здесь, — и такая же русская: «Они отдали жизнь за свободу Отчизны».

Чтобы найти другие доты, нужно углубиться в лес, ища по компасу дорогу на восток. И тогда, рано или поздно, между сосен появится очередной оставленный проигравшими в несправедливой войне дот, превратившийся в бастион памяти. Некоторые из них, как Sk-16, сохранились в целости — а многие «демонтированы» (читай: взорваны) советскими войсками сразу после войны. В окрестностях Соловьёво, бывшего финского Тайпале, когда-то стояли четыре мощных дота, среди которых знаменитый «Алькасар» — первый захваченный красноармейцами в Зимней войне — без боя, потому что в момент захвата в доте никого не было. Сегодня мыс Коккуниеми, финальная точка нашего маршрута, на самом берегу Ладоги, представляет собой печальное зрелище. Вертикально вздымающиеся (результат подрыва) бетонные плиты знаменуют собой былые мощные укрепления, вокруг — горелый лес, а земля густо усыпана проржавевшим «железом» — деталями пулеметов, фильтрующими коробками противогазов и прочим военным добром.

Доты постепенно превращаются в памяти путешественников в символическое бетонное ожерелье, протянувшееся вплоть до Ладожского озера. А сверху над былыми полями сражений, над этим забытым Аустерлицем, как и положено по законам жанра, свисает низкое прибалтийское небо.

Прокоментировать

You must be logged in to post a comment.